Аллоды онлайн III Игра Богов

Творчество игроков04.04.20227 просмотровНикитаСанников

Начало истории:

Аллоды онлайн. Новеллизация (3 части) — (ficbook.net)

Иван Соловей @s_ivan читать книги онлайн (author.today)

Глава 8. Тени прошлого

F-lbKA53aYA.jpg

Однажды я умер, утонув в озере, и память об этом безрадостном событии записалась куда-то в подсознание, ввергнув меня сейчас в неконтролируемую панику. Словно тряпичная кукла я кувыркался в водовороте, не понимая, где верх, а где низ, и уже почти не надеясь выжить. Воздух в легких закончился, и теперь я рефлекторно глотал воду, будто это могло чем-то помочь. Когда перед глазами начало темнеть, а тело стала бить судорога, меня неожиданно выбросило на поверхность. Как ополоумевший, я начал глотать ртом воздух, которого почему-то было ничтожно мало и мне явно не хватало его, чтобы надышаться. По ощущениям прошла целая вечность, прежде чем сердце перестало выпрыгивать из груди, полностью вернулось зрение и в голове улегся хаос.

Я огляделся. Местность до боли напоминала дно Мертвого моря на Игше: те же песчаные барханы, засохшие кораллы и окаменевшие останки гигантских рыб. Но небо… небо было другим. Текучее, как вода, синее, с рассветной розовой дымкой на горизонте, оно сверкало и переливалось, напоминая открытый астрал и находясь так низко, что до него, казалось, можно достать, если взобраться повыше и подпрыгнуть. Потом я обратил внимание на многочисленные вихри, которые тонкими струйками поднимали песок вверх, хотя никакого ветра не было. Да и вообще, на обычные вихри это не было похоже. Это выглядело так, словно само пространство заворачивалось в спирали. Они гуляли вдоль странной, полупрозрачной, дымчатой стены, которая отсекала от меня часть аллода.

Мне стало не по себе то ли от этого зрелища, то ли от холода, и я поспешил выбраться, наконец, из «омута Времени» — как называл его Горислав.

— Мы готовимся провести важный эксперимент: одновременное использование праха Прошлого на одно и то же существо, но находящееся в разных временных потоках.

— При этом планируется внушение ему прямо противоположных идей. Что с ним произойдет?

— Более позднее по реальному времени изменение перетрет предыдущее, или они сольются друг с другом, создавая причудливую смесь?

— Или мы вовсе станем свидетелями удивительной временной шизофрении?

— Одним словом, чрезвычайно важный эксперимент!

Восставший Зэм и эльфийка тараторили не переставая, обращаясь вроде бы ко мне, но в то же время несли какую-то совершенно непонятную околесицу, ничуть не удивившись моему появлению. Может, они меня с кем-то перепутали? Я не нашел ничего лучше, чем спросить:

— Вы кто?

— Неважно, кто мы, вопрос в том, «когда» мы!

— Я тут как раз задумала новый эксперимент, который позволит лучше понять природу времени. Если в одной и той же точке пространства, но в разные временные промежутки сотворить два заклинания, питающие друг друга энергией… Что получится? Вечный временной двигатель? Вполне возможно!

Я окончательно запутался и просто стоял, хлопая глазами, а эльфийка и Зэм продолжали зачем-то вываливать на меня горы непонятной информации.

— Здесь, на Кирахе, немало путешественников во времени, — прохрипел низкий, «рычащий» голос.

Оторвав взгляд от странной парочки, я заметил стоящих неподалеку троих существ. Несмотря на отсутствие крыльев, на драконов они походили больше, чем те крохотные летающие существа, что я видел на Гипате. Во всяком случае их глаза полыхали огнем и из ноздрей валил дым, только ростом они едва ли доставали мне до пояса. Я отошел от заспоривших о каком-то эксперименте эльфийки и Зэм и переставших обращать на меня внимание, и приблизился к очередной пародии на драконов, в надежде, что что-нибудь прояснится.

— Есть такие, как и ты, стремящиеся изменить прошлое. А есть и другие, такие, как я. Которые изучают время, его парадоксы, экспериментируют… Парадоксы времени — это увлекательно. И очень непонятно! А есть даже просто искатели сокровищ. Для тебя, возможно, уже привычно, что в мире можно отыскать удивительные вещи. Причем в самых неожиданных местах. Кирах — не исключение.

— Подождите… То есть, я здесь не единственный пришелец из будущего?

— Конечно, нет! Флуктуации времени весьма занимательны. Артефакты — бесценны! Будь то концентрированное богатство минувших дней или сосредоточие опыта былых времен.

— Ничего не понимаю…

— Тебе доводилось уже слышать про Власть Сбывшегося? Увлекательная тема! Но не единственная. Ведь кроме этого самого Сбывшегося, в структуру которого мы вторгаемся, есть еще и Вероятное. То, что могло бы произойти, если бы… Изменение прошлого ведет к активизации Вероятного. Возникают магические бури Времени, которые формируют любопытные артефакты.

— Э-э-э…

— Но изучение прошлого — это не только сбор редких артефактов, но еще и исследование существ, живших сотню лет назад. Эта информация может оказаться полезной. Особенно, если наши приключения во времени продолжатся.

— Слушайте, я не знаю, кто вы все такие, но я здесь не для исследования существ, живших сотню лет назад.

— Я страж Будущего. А это, — драконоподобное существо кивнуло на своего соседа, — смотритель Прошлого. Мы знаем, зачем ты здесь. Ты уже собираешься сыпать прах на головы несчастных предков? Не спеши. Сначала выслушай небольшую лекцию по технике безопасности. Ты — путешественник во времени. Дитя будущего. А потому только ты видишь Омут Времени, Стену Времени, отсекающую эту часть реальности от всего остального, и все прочие приметы магического вмешательства в прошлое. Для тех, кто живет в этом времени взаправду, ничего этого нет. А есть война, враги и все прочие прелести прошлого. И для всех канийцев, гибберлингов и эльфов ты такой же враг, как и все остальные.

— В этом времени нет Дара Тенсеса, — вдруг осенило меня и я содрогнулся. Воскрешение стало слишком привычным, и теперь при мысли, что смерть здесь всегда окончательная, по телу прошел холодок.

— Не волнуйся, если ты умрешь, то воскреснешь в Омуте Времени. И если что не успеешь сделать сегодня, не переживай. Завтра будет все то же третье марта девятьсот десятого года, ты сможешь повторить попытку. И послезавтра, и послепослезавтра…

— Я понял.

— Остерегайся местной живности, она опасна. Лично я не очень легко переношу соседство со всякими ползучими гадами и тварями. Они у меня вызывают омерзение, честно признаюсь. И эти сороконожки, что ползают вокруг… Такая гадость! Я не гибберлинг, не орк, не эльф, и даже не человек. Но ничто человеческое мне не чуждо!

— Зато эти сороконожки представляют немалый интерес! — возразил стоявший рядом «смотритель Прошлого». — Ведь это существа из того прекрасного прошлого, когда не было демонов, когда мир находился пусть в шатком, но равновесии! Сороконожки, злобоглазы, гиены, кобры, тарантулы, стервятники…

— Кирах собрал все самое омерзительное, — фыркнул страж Будущего, и из его ноздрей повалил густой дым.

— А как же Великое Древо? — не согласился с ним смотритель Прошлого. — Только представь! Древо, способное удерживать мир от разрушения!

— Здесь есть Великое Древо? — спросил я. Не то, чтобы мне это было так уж интересно, но после каких-то там «флуктуаций» я хотя бы понимал, о чем идет речь.

— По нынешним временам отыскать его очень непросто. Одно сохранилось на Кватохе, а вот жителям Империи надо совершить астральное путешествие на аллод Яхч, чтобы увидеть это чудо. Тысячи лет назад такое Древо было и на Кирахе. Его сила витает здесь до сих пор, более того, она чувствует, как мы вторгаемся в ткань Сбывшегося, и стремится возродиться. И… чем астрал не шутит! Вдруг нам посчастливится отыскать среди пустынных кустов черные цветы Великого Древа? Только одно это способно полностью оправдать наш прыжок в Омут Времени. Ведь черный цветок — суть силы Великого Древа! Брось его за борт астрального корабля, и через некоторое время вокруг него появится остров тверди, а со временем — целый аллод. Что может быть ценней в мире, который разваливается на куски, пожираемые астралом?

— Все это просто фантазии, — проворчал страж Будущего и грозно глянул на меня, как бы предостерегая не увлекаться несбыточными мечтами. — Тебе надо отправиться в лагерь Империи. Иди ровно на восток — не пропустишь. Сейчас война, а значит, бардак и неразбериха. Имперцы наверняка примут тебя за своего. Особенно если не будешь распевать современные шлягеры и козырять манабатарейками. Внешний вид у тебя странный, конечно, но для выполнения основной миссии как раз подойдет. Для убедительности доложи генералу Северных о высадке десанта Лиги на юго-восточном берегу. Это, кстати, правда. Но ты ведь об этом и так знал, если хоть раз открывал учебник по истории, верно?

Я неуверенно кивнул. О битве с Лигой на Кирахе, прославившей Яскера, я конечно помнил, но кто, когда и где высадился, уже стерлось из памяти.

Страж Будущего и Смотритель Прошлого расступились в стороны, давая мне дорогу. Я сделал всего пару шагов, как мой взгляд невольно зацепился за третьего бескрылого дракончика, стоявшего чуть в стороне и не сказавшего до этого ни слова. Он смотрел на меня, и когда наши взгляды встретились, произнес:

— Не отвлекайся ни на что. Главное — это предотвратить завтрашнюю битву. Армия Империи и войско Лиги готовятся вцепиться друг другу в глотку. И перегрызть ее. Твоя задача — не дать этому случиться. Пусть они будут готовы к визиту демонов. Пусть они обратят оружие против общего врага… Когда я говорю «завтра», я говорю фигурально, ты ведь понимаешь. Здесь все время третье марта девятьсот десятого года. Каждый день. И так будет до тех пор, пока ты не выполнишь поставленную задачу.

Я молча кивнул и зашагал в указанном направлении, надеясь, что не собьюсь по дороге, ведь компаса у меня с собой не было. Вообще стоило произвести ревизию и разобраться, что у меня есть, кроме имперской формы из будущего, оружия, армейского медальона на груди и уродливой куклы Зэм. И только похлопав себя по карманам, я вдруг осознал, что вылез из воды абсолютно сухим!

Небо находилось в постоянном движении, как бурная река. На нем не было ничего статичного, за что я мог бы уцепиться для ориентировки на местности. Из-за того, что постоянно приходилось обходить подозрительные вихри по большой дуге, я боялся сбиться со своего направления. К тому же, слишком уж открыто шагать на большом, открытом пространстве тоже было опасно, ведь война между Лигой и Империей здесь все еще продолжалась. Я жался к сопкам и окаменевшим кораллам, чутко прислушиваясь к своей интуиции, но опасности пока не ощущал. Разве что змеи и скорпионы периодически попадались на глаза. Ориентировкой выбрал возвышенность на горизонте, к которой и двигался, пусть и странными зигзагами.

Выбор оказался удачным. Именно за этой возвышенностью и обнаружился имперский лагерь. Правда еще на подступах меня остановил наш патруль, который не мог не заметить мою необычную форму и сразу принял ее за неудачную лигийскую подделку. И только медальон Хранителя, не меняющийся веками, спас меня от казни прямо на месте. В лагерь я прибыл разоруженным и под конвоем.

— Товарищ генерал, разрешите доложить! Мы поймали лигийского шпиона!

— Я не шпион, — вякнул я, тут же получив ощутимый тычок под ребра.

Военная палатка была точной копией тех, которые я видел сотни раз, да и в целом лагерь казался до боли знакомым и родным. Разве что пушки выглядели устаревшими, не стоял привычный гул мобильной манастанции и нигде не виднелось никакого механизированного транспорта. В остальном — это был типичный имперский военный лагерь. Незнакомый орк с генеральскими знаками отличия находился в палатке вместе с восставшим Зэм, которого я узнал сразу, — директор НИИ МАНАНАЗЭМ Негус Тот, в этом времени еще правда никакой не директор, но уже имеющий это высокое в иерархии ученых звание «Негус». Он выглядел точно таким же, как и в моем времени, что неудивительно, ведь восставшие, как известно, не стареют. Оба, и орк, и Зэм, с интересом уставились на меня.

— Медальон у него настоящий, а вот форма…

— Отставить! Ты кто такой? — генерал сделал шаг в мою сторону.

— Майор Хранителей Никита Санников…

— Врет, гнида лигийская, нет у нас таких!

— Отставить! — рявкнул орк, не сводя с меня вопросительно-враждебного взгляда.

— Мне срочно нужно поговорить с Негусом Тотом, — кивнул я в сторону Зэм, — генералом Северных и товарищем Яскером.

— О как! — генерал осклабился в удивленной улыбке, и даже повернулся к восставшему, чтобы удостовериться, что тот тоже видит и слышит этого чудака в лице меня, затем уселся на стул и с усмешкой спросил: — И что же ты собираешься сообщить Негусу Тоту, генералу Северных и товарищу Яскеру?

— Информация конфиденциальная!

— Я даже не сомневался, — подал голос восставший.

— Все свободны! А вы присаживайтесь, присаживайтесь, товарищ майор! — развеселившись, предложил генерал, но я, не моргнув глазом, сел на предложенный стул, все-таки мне пришлось пройти на своих двоих довольно большое расстояние. — Я — генерал Северных, это — Негус Тот, а вот товарищ Яскер, боюсь, слишком занят, чтобы вас принять.

Мои конвоиры вышли из палатки, оставив меня наедине с ученым и генералом, явно готовящимися услышать лучшую байку в их жизни, которую они потом будут рассказывать всем, как анекдот. Мне, однако, весело не было. Восставший вряд ли склонен к импульсивным решениям, а вот генерал совершенно очевидно способен в любой момент разделить меня на две половины своим топором, если моя история перестанет его увлекать. Будучи безоружным, я особенно остро ощущал всю исходящую от него опасность. Но выбора у меня особо не было, поэтому, глубоко вздохнув, я начал свой и впрямь смахивающий на фантастическую байку рассказ, который, судя по выражениям лиц орка и восставшего, превзошел их самые смелые ожидания.

— Я понимаю, что это звучит слишком невероятно, но вы должны мне поверить. Завтра в мире произойдет самая страшная катастрофа после Великого Катаклизма. Этот аллод перестанет существовать, как и многие другие, погибнет много солдат, наших и лигийских…

— Здорово, что ты волнуешься не только за наших.

— У нас сейчас… то есть, я хотел сказать, в моем времени у нас с Лигой… м-м-м… умеренный нейтралитет, поскольку появился опасный общий враг.

— Складно брешет, — снова ухмыльнулся генерал, обернувшись к молчавшему Зэм.

— Мне незачем обманывать. Я такой же имперец, как и вы! И я знаю, что произойдет. Лига высадила очередной десант на западном берегу, и к ночи будет бой, который прервется завтра с появлением демонов. Никто к этому не будет готов… не был. Но мы можем все изменить!

Ухмылка сползла с лица генерала, а глаза налились кровью. Нам обоим стало понятно, что моя жизнь окончательно потеряла хоть какую-то ценность.

— Лига высадила десант.

— Да.

— И к ночи будет бой.

— Да.

— А потом придут демоны и убьют всех.

— Многих. И наших солдат умрет больше, потому что Яскер не успеет отправить всех через портал в более безопасное место, а у лигийцев есть астральные корабли.

— Что ты мне по ушам ездишь? Какое будущее? Какие, нахрен, демоны? Вокруг лагеря орды гибберлингов шляются, вырезают наших. Чуть зазевался над ширинкой — труп. Хочешь доказать, что ты наш? Хочешь, чтобы я тебе поверил? Вперед, на войну! За гибберлингскими ушами. А то рожа у тебя больно канийская!

— Война с Лигой сейчас не главное.

— Что, сволочь, своих жалко?

— Они не мои…

— Что нормальному имперцу десяток гибберлингов прихлопнуть? Плюнуть и растереть! Они же все равно завтра погибнут от демонов, правильно?

— Послушайте…

— Кхм, — кашлянул Негус Тот, обращая на себя внимание. — Это очень занимательный рассказ, но, как вы понимаете, я вам не верю. Я ученый. И я восставший. А потому все подвергаю сомнению.

— Я понимаю.

— Впрочем, у вас есть возможность разубедить меня. Опытным путем, конечно же. Вы упомянули о неком Омуте Времени, который расположен здесь, на Кирахе. В нем вода или какая-то магическая субстанция? Мне было бы любопытно взглянуть на нее.

— Попробовать можно, но сомневаюсь, что от этого будет толк. Есть вещи, которые здесь вижу только я… ну и те, кто так же не принадлежит этому времени. Стена, вихри…

— Что ж, очень жаль. Сложно без доказательств поверить в вашу историю про демонов, смерть Великого Незеба, магию Света… Впрочем, — ученый как-то слишком уж многозначительно переглянулся с генералом, — если вы утверждаете, что можете воскреснуть после смерти, значит и умирать вам не страшно.

Мне все сразу стало понятно.

— Умирать всегда страшно, — это было последним, что я успел произнести.

Снова вода. Снова я задыхаюсь и не знаю, куда плыть. Тело уже свело судорогой, и в голове все помутилось, когда меня наконец выбросило на поверхность. В этот раз я пришел в себя быстрее. Привыкаю?

— Надеюсь, ты хотя бы дошел до имперского лагеря, — сочувственно произнес один из драконоподобных существ — я уже забыл, кто из них кто.

— Дошел, — буркнул я.

— Но переговоры, видимо, не удались?

— У меня все под контролем.

— Угу. Держи нас в курсе.

— Обязательно.

Второй раз преодолевать путь до имперского лагеря было обидно. Раздраженный, я уже не очень активно прятался от возможных лигийских засад, но мне в этом плане все еще везло. Интересно, что на подступах к лагерю меня остановил тот же патруль.

— Опять ты?!

— Опять я.

— Ты охренел что ли, туда-сюда шастать? Кто тебя выпустил оттуда вообще, да еще и с оружием?

— Хватит болтать, веди уже в лагерь, у меня времени мало! Меня там ждут.

Патрульные явно боролись с желанием прибить меня на месте и сделать вид, что никого не видели, но все же разум победил, и меня снова повели в знакомом направлении, матерясь сквозь зубы по дороге.

Мое появление в лагере произвело неизгладимое впечатление. Генерала Северных в палатке не оказалось. Патрульные вручили меня, снова безоружного, Негусу Тоту, и поспешили вернуться на свой пост. Восставший при виде меня остолбенел и потерял дар речи на несколько минут. Я молча ждал, когда он очухается.

— Великий Них! Мы же отрубили тебе голову и тело выбросили в астрал!

— Я тоже рад вас снова видеть…

— Это случилось! Вижу тебя как наяву! Живьем!

— Я буду возвращаться до тех пор, пока вы мне не поверите, но давайте обойдемся одним разом. Умирать… неприятно.

— Значит… значит, все сказанное — правда?! Значит, там, где потерпела поражение наука, восторжествовала… религия!

— Что-то вроде того, — кивнул я, не став уточнять, что после отрубания головы и падения в астрал как правило уже никто не воскресает.

— Неужели… Неужели все, о чем мечтал мой народ, свершилось? Бессмертие… возможно?! Мне надо хорошенько все обдумать! Ведь если именно нападение демонов, о которых ты рассказываешь, стало причиной появления этого Дара Тенсеса… Может быть, Тэп с ними? Пусть нападают.

— Они в любом случае нападут. Сейчас важно просто быть готовыми к…

— Что?! Опять ты?

Генерал Северных уже схватился за топор, но вошедший вместе с ним Яскер быстро и одновременно мягко отвел его руку в сторону. При виде будущего главы Империи ко мне вдруг пришла уверенность, что теперь переговоры пойдут куда продуктивнее. И пусть в этом времени он не знал обо мне ничего и на его лице сейчас читалось недоверие, для меня это все равно был тот самый Яскер, Великий Маг, лидер и безоговорочный авторитет. За сотню лет он совсем не изменился. В руках у него, кстати, был мой любимый меч, которой у меня уже второй раз отобрал патруль. Или это еще тот, первый? Не выкинули же такой шедевр оружейного дела в астрал вместе с моим телом! Интересно, их теперь два?!

Яскер заметил мой взгляд и произнес:

— Как этот меч попал к тебе?

— Вы дадите мне его. В будущем.

— Хм… Я имел в виду сейчас.

— Он был при мне, когда я очнулся в Омуте Времени, — пожал плечами я, пытаясь по выражению его лица определить, рассказали ему про Омут, путешествие во времени и все остальное, или нет, но Яскер сохранял хладнокровие и мыслей своих ничем не выдавал. — А что стало с тем, который у меня отобрали до этого?

— Он исчез, — просто сказал Яскер и сел, махнув рукой Негусу Тоту и генералу Северных. Те сразу вышли, оставив нас вдвоем.

— Не знаю, что вам рассказали… — осторожно начал я.

— Мне не нужно ничего рассказывать, я и так знаю, о чем говорят в моем лагере, — он помолчал немного, а потом медленно добавил: — Но я не слышу, о чем ты думаешь, и, соответственно, мне трудно поверить в то, что ты говоришь.

— Я научился закрывать свой разум. И не без вашей помощи, товарищ Яскер. При первой нашей встрече… ну-у, для меня первой, конечно, вы легко перетряхнули мои мозги, и это было…

— Неприятно?

— Обескураживающе. Странно, когда кто-то копается у тебя в голове, и вдвойне необычно, если этот кто-то — глава государства.

— Значит, я возглавлю Империю после смерти Великого Незеба, да святится имя его…

— Именно. Но потом начнется гражданская война, и… Ну в общем, я не знаю, что должен рассказывать, а что нет. Сейчас главное — это нашествие демонов!

— Хм… гражданская война… очень интересно! Я бы хотел услышать подробности, если бы был уверен в их правдивости. Судя по тому, что ты явился сюда не голышом и с оружием, значит, материальные предметы сюда доставить можно?

— Э-э-м… наверное.

— Вот и решение. Принеси мне вещи, что подтвердят правоту твоих слов.

— Например?

— Газету из будущего. Газеты в нашей великой Империи есть?

— Конечно.

— Вот и принеси. Потом, что-нибудь демоническое…

— Демоны исчезают после смерти. Просто растворяются.

— Хорошо, тогда… — Яскер улыбнулся, — справку, что ты не лигийский шпион. За моей подписью! Чтобы моей рукой так и было написано: «Яскер, Глава Империи». Сможешь?

— Попытаюсь, — неуверенно произнес я. — Только пока не знаю, как мне попасть обратно в свое время… Нужно вернуться к Омуту.

Яскер неожиданно протянул мне мой меч.

— Тебе позволят выйти из лагеря, но охрану я тебе не дам. Вдруг ты приведешь их в ловушку?

— Охранников не надо, а вот какая-нибудь лошадь бы не помешала.

Вооруженный, но снова под конвоем, я промаршировал до конюшни, где мне и в самом деле выделили вполне приличную лошадь, хотя я в душе надеялся на виверну или дрейка. Впрочем, кобылка оказалась вполне себе послушной, быстрой и выносливой.

— Знаешь, что я люблю больше всего? — седлая моего скакуна, мечтательно вещал конюх. — Скорость! Движение! Напор!

— Я тоже люблю, — вяло поддерживал я разговор.

Под недружелюбными взглядами вести беседы не очень уютно, хотя сам конюх, казалось, вообще не обращал внимания, с кем говорит, с любовью глядя на вверенных ему животных.

— Уверен, не за горами тот день, когда мы научимся создавать механизмы, способные передвигаться очень и очень быстро. Может быть, даже шестьдесят километров в час!

Я подумал про быстролет, на котором выжимал на своем аллоде под двести, но в ответ лишь промычал что-то нечленораздельное.

— А пока у нас есть лошади. Скакуны! Движение — жизнь. И лучше всего эту истину понимаешь в тот момент, когда скачешь во весь опор по песчаным барханам Кираха…

Скакать по песчаным барханам Кираха мне понравилось куда больше, чем тащиться по ним пешком. Какое-то время меня совершенно точно «пасли», но потом это чувство исчезло, и остаток пути мы с лошадью преодолели разве что в компании змей и скорпионов.

Не к месту вспомнился мой дрейк, погибший в битве на осколке Язеса, но я поспешил отогнать эти мысли. Они все еще были болезненны. Со смерти Старика я так и не завел себе никакого ездового питомца, отдав предпочтение механизированному транспорту — к нему не привяжешься, как к живому существу, и мой преданный, умный, агрессивный дрейк так и остался для меня первым и последним. Зато со мной по-прежнему жила моя сорока Фея, и сейчас я бы не отказался услышать ее возмущенное «КАР!» за то, что снова оставил ее одну на своем аллоде. Она всегда мне выговаривала что-то на своем сорочьем, когда я отлучался надолго. А еще она ужасно не любила Геллу и все время норовила ее цапнуть мимоходом. Их женская война меня особенно веселила. Правда, иногда приходилось вмешиваться и останавливать их битвы до того, как они станут по-настоящему кровопролитными.

Ну и конечно мне не хватало Орла, Лба, Миши, Матрены и Лизы. А ведь я так и не предупредил их ни о чем. Ох и достанется же мне, когда я вернусь…

За этими мыслями я как-то незаметно для себя добрался до Омута Времени, чем почему-то сильно обрадовал дракончиков. Интересно, они всегда тут втроем торчат?

— О! На этот раз ты своим ходом? Дело сдвинулось с мертвой точки?

— Мне нужно вернуться в свое время, — быстро сказал я.

— Что ж, Омут тебя ждет.

Я не знал, нужны ли мне какие-то дополнительные манипуляции, чтобы вернуться через озеро в будущее, а не вынырнуть снова в прошлом. Эти полу-драконы не стали давать никаких инструкций, поэтому я вошел в воду, набрал в грудь воздуха и просто поплыл к его центру — точно так же, как делал, чтобы попасть сюда.

На этот раз паники почти не было, даже когда воздуха стало не хватать. Рефлексы никуда не делись и я все-таки начал глотать воду, но плыть не перестал, с облегчением задышав, когда моя голова неожиданно оказалась на поверхности озера.

— Хочешь вернуться в Империю? — не отрывая головы от газеты поинтересовался Горислав. Он словно бы даже не сходил с того места, где стоял, когда мы с ним разговаривали.

— Да. И обратно. Я смогу снова попасть сюда, если телепортируюсь?

— Твой телепортатор вернет тебя сюда, когда ты захочешь, — точно так же, не поднимая взгляда, равнодушно произнес он, будто потерял ко мне всякий интерес.

Я не стал зацикливаться на его поведении и просто перенесся в Око Мира. Хоть время меня не подгоняло, ведь я, если верить драконам, буду постоянно возвращаться назад в прошлое в один и тот же день, пока не справлюсь с поставленной задачей, я все равно подсознательно спешил.

Око Мира встретило меня суетой рабочего дня. Мне снова нужно было попасть к Яскеру, хотя я не представлял, как буду объяснять цель своего визита, ведь на этот раз он меня не ждет. Но совершенно неожиданно меня пропустили в святая святых без лишних вопросов, и в кабинет Главы Империи я вошел сразу же по приглашению секретаря, едва только показался на пороге. Крайне удивленный таким развитием событий, я застал Яскера на своем привычном месте — за рабочим столом — хмурого и задумчивого.

— По моей информации в эту минуту ты должен находиться на плато Коба, — весьма сурово произнес он, и я почувствовал себя проштрафившимся ребенком. — Не подскажешь, как ты очутился здесь? По-моему у нас нет телепортов со Святой Земли.

— Я прибыл не со Святой Земли. Не знаю, сколько прошло времени здесь, но полагаю немного, раз вам еще не сообщили о моем исчезновении из «Приюта старателя».

— Сколько времени прошло здесь… — эхом повторил Яскер. — Какая интересная формулировка.

— Это сложно объяснить…

— Тогда я тебе помогу. Ты прибыл с Кираха?

Вот теперь я был ошарашен. Вроде бы Яскер не мог читать мои мысли… Или может?

— Откуда вы знаете?

— Я весь внимание, — проигнорировал он мой вопрос, оставаясь весьма мрачным.

— В трактире на плато Коба меня ждал Горислав… — начал я с самого начала.

Яскер слушал не перебивая и не меняясь в лице. Казалось, что я сообщаю ему дурные новости, хотя вроде бы ничего ужасного не случилось.

— И в качестве доказательств вы попросили предоставить газету из будущего и справку с собственной подписью…

— Что ты не лигийский шпион. Я помню, — вдруг сказал он.

В кабинете повисла тишина, нарушаемая лишь только тиканьем настенных часов. Я рефлекторно глянул на свои наручные. По моим уже был вечер, но в Незебграде едва начинался полдень.

— Я уверен, что этого воспоминания не было в моей голове. Оно появилось за несколько минут до твоего прихода. Очень яркое и правдоподобное. Мне не нравится такое вмешательство в мою память.

Яскер резко встал и принялся ходить туда-сюда со сложенными за спиной руками. Такое возбуждение на него было мало похоже.

— Если это произошло на самом деле, значит прямого вмешательства в ваш разум не было, — осторожно сказал я. — Прошлое изменилось. Только… вряд ли кто-то должен был заметить это.

Я задумался. Изменения в прошлом неизменно сказываются на будущем, но должны ли те, кого коснулись эти изменения, помнить предыдущий вариант развития событий? Должен ли Яскер помнить то прошлое на Кирахе, где к нему не явился гость из будущего? Вероятно нет. Но если речь идет о самом сильном маге разума в Сарнауте… Возможности его сознания гораздо шире кого бы то ни было. Я вдруг подумал про Негуса Тота, который тоже еще жив в этом времени. Для него прошлое тоже изменилось.

— Я уже связался с ним, он помнит твой визит на Кирахе, — сказал Яскер, когда я озвучил ему свою мысль. — Но думает, что так и было всегда.

Что ж, это только подтверждает мою правоту. Кому же как ни главному мистику в мире сохранить в своем разуме оба варианта событий. Яскер вдруг остановился и бросил на меня острый взгляд.

— Какой нужно обладать силой, чтобы изменить прошлое? Как это возможно?! И чем это может грозить нам… И не только нам. Это угроза всему миру!

— Наш мир и так держится на добром слове, — пробормотал я. — Этот Режиссер, Горислав, или как его там, по крайней мере хочет предупредить об опасности и спасти множество жизней. Вроде не так уж и плохо.

— Этот Режиссер играет с тобой, как с игрушкой. Если бы он просто хотел спасти множество жизней, он сделал бы это сам. Его истинных целей мы не знаем. Как и границ его могущества.

Яскер снова сел за свой стол, взял лист бумаги и ручку, и принялся что-то писать. Через минуту я держал в руках справку с его подписью, подтверждающую мою невиновность.

— Как ты вернешься туда?

— Горислав уверял, что мой телепортатор меня перенесет.

Вопреки моим ожиданиям, Яскер не забрал мое устройство телепортации для изучения, а просто кивнул, лишь добавив:

— Не забудь купить газету.

Уже направившись к дверям, я обернулся.

— А вы помните, как я передал вам справку и газету?

Яскер внимательно посмотрел на меня и с задержкой произнес:

— Ты так и не вернулся, когда я отправил тебя за ними. Но, полагаю, новое воспоминание не заставит себя долго ждать.

Только покинув главный кабинет страны я понял, насколько голоден. Судя по всему, вынырнул в своем времени я в тот же момент, когда и нырнул из него в прошлое. Но для меня то прошел целый день! В голове уже больше не крутилось никаких мыслей, кроме желания поесть. Благо, здесь было куда сходить, особенно учитывая, что время близилось к обеду.

Если кто и мог испортить мне аппетит, то это Елизавета Рысина. И конечно же она не преминула это сделать!

— Как ты телепортировался из «Приюта старателя» сюда?! — сказала она с такой претензией, как будто я как минимум предал Родину, и уселась за мой стол.

Я едва не подавился фрикаделькой от такой безцеремонности.

— И вам добрый день. Я могу сначала поесть?

— В застенках Комитета тебя покормят, не волнуйся. Мне сообщили, что ты исчез из-под носа моих агентов вместе с Гориславом Гипатским, и вот ты здесь. Как? И где трактирщик?

— Я все уже рассказал Яскеру, пусть он сам решает, во что из сказанного посвящать вас, товарищ Рысина. А теперь я все-таки предпочел бы спокойно пообедать. И не пытайтесь запугать меня своими застенками, вряд ли они страшнее того, что мне уже доводилось видеть.

Настроение окончательно испортилось, и я даже не пытался это скрыть. Рысина побарабанила пальцами по столу, пристально глядя на меня и решая, что со мной делать, но потом все же встала и, больше не сказав ни слова, ушла, проигнорировав всех тех, кто с ней здоровался по дороге.

Вот как она умудряется настолько меня выбесить? Впрочем, обед все же сгладил мое негодование, и я даже смог немного расслабиться и подумать куда более продуктивно. Странно, что Яскер отпустил меня, даже не дав никаких наставлений и инструкций. Решил, что все просто должно идти своим чередом? Мне почему-то казалось, что он созовет экстренный совет для составления плана дальнейших действий. Ведь события, как ни крути, носят прямо-таки эпохальный характер. Изменение прошлого! Я бы не поверил, если бы не был участником лично. И все же я один, предоставленный самому себе, с правом самому решать, что делать дальше.

Это могло бы наверное даже пугать, но я вдруг понял: лучшее, что я могу сейчас сделать, это поспать.

_Xycpf4_rdQ.jpg

вестниктворчество игроков