Аллоды 15.0. Маска джунов

Творчество игроков01.07.202243 просмотровВиталий Абакшин

Огнеяр бушевал. Чудовищным ударом хвоста он отбросил отважно орущих гибби. В огненном выдохе спалил зазевавшегося лучника и бодро повиливая широким бедрами побежал за хитрым мистиком зэм. С выпученными глазами «мертвец» заметался вокруг дерева, поминутно ставя фантомы.

«Придется отвлечь», - подумал витязь ФинистВореве и озвучил безбожную ругань над огнеяром.

На полном скаку чудовище недоуменно остановилось и хрюкнуло. Развернувшись, оно посмотрело на витязя налитыми яростным пламенем глазами.

– Поди сюда, поросенок!!! – надрываясь что есть мочи, крикнул ФинистВореве, сжимая щит.

«Поросенок» понесся, набирая ход.

«В нем, наверное, тонн 9-10», - подумал витязь и за миг до столкновения ушел влево, полоснув мечом под броневым листом чудовища.

Краем глаза он увидел, как жрица, воспевая молитвы, «поднимала» упавших бойцов. Однако вояка чуть не поплатился за невнимательность, едва увернувшись от удара хвоста. Перекатился вправо. Встал в стойку.

Поднятый лучник, не мешкая, вонзил две ядовитые стрелы в шею огнеяра. Мистик сбил с толку монстра иллюзиями. Гибби уже без криков, спустили свою белку.

Спустя пару минут слаженной работы огнеяр рухнул.

– Кто там следующий? – вытирая перепачканный плазменной кровью меч, спросил витязь у жрицы.

– Червяк через полчаса. Кракен на Ирдрихе только завтра из норы вылезет. Вечером на Умойре или у Железногорска будет Каменный циклоп. Вечно его ловить приходится.

– Можно на Спятившего сходить на Дайне, – присоединился к разговору лучник.

– А это кто?

– Робот архитекторов. Спятил тут у нас в березках. Безобразничает, – пояснил он.

– А добыча? – ревниво спросили гибби.

– С циклопа каменные заготовки на доспехи. С кракена какой-то везунчик двуручный меч выбил. Ну червяк известно что…

– А Спятивший?

– Не знаю, – ответил лучник.

– Хм. Предлагаю на Дайн. Что за Спятивший?

Немного помедлив, остальные бойцы решили поддержать предложение витязя. Только Зэм, так как ничего не понял, ретировался восвояси. Тем лучше – в группе остались одни лигийцы.

Дайн встретил их унылым дождливым утром. По дороге они столкнулись с ловцами питомцев и двумя вполне миролюбивыми разбойниками у костра.

– Где тут Спятивший обитает? – бойко спросили гибби, радушно улыбаясь в три рта.

Один из разбойников, седой старикан с коротко остриженной бородой, удивленно спросил:

– Неужто на бой с ним идете?

– Возможно, – сказал гибби и оглянулся на товарищей по оружию, – А что?

– Ну-ну. Только вы учтите, что это не обычный робот, – вздохнул старикан – он работал в дипломатическом корпусе и уговорить его на драку еще не удавалось никому.

– А безобразничает он как? – спросил витязь.

– Ночами прибегает в деревню и песни орет.

– Или вот вчерась, – добавил второй разбойник – пришел он в мой дом, сел на стул и сидит. Молча. Я и спать не могу, и выгнать его никак. Все-таки полторы тонны. А он посидел часок и ушел.

– Так где искать его? – снова спросил гибби.

– Идите к мосту. Спуститесь на плато, там он обычно бродит, – сказал седой разбойник.

Лигийцы поступили по совету разбойников и вскоре увидели на плато одиноко бродящего робота архитекторов. Длинный и нескладный, робот совсем не производил устрашающего впечатления. Скорее наоборот, он был по-своему мил. Напевно воспроизводил народный фольклор. Неловко, но бережно снимал со своего серого корпуса садящихся бабочек. Иногда он с довольным, если не сказать счастливым, видом оглядывался и поэтому неудивительно, что заметил приближающихся путников.

– Друзья! – сказал он, завидев вооруженных людей – Как я рад вас видеть!

Он сделал неуловимое движение и рядом с ним на поляне на скатерти-самобранке возникли яства: медовуха, аппетитные шашлыки, ароматные тульские пряники, салаты и фрукты.

Немного смущенные таким гостеприимством бойцы подошли к «столу».

Робот словно прочитал их мысли, угадав с любимым блюдом каждого и каким-то непостижимым образом сообразив, что приключенцы изрядно голодны.

– И вам мир, добрый …э-э, робот, – сконфуженно сказал лучник.

ФинистВореве молча присел к столу и сразу взялся за шашлык, жрица, изящно подобрав длинный сарафан, не спеша укусила пряник, гибби окружили всем ростком тарелку с салатом. Ели почти без слов, иногда, кто с благодарностью, а кто с прищуром, оглядывая робота.

А тот как ни в чем не бывало пел «Черного ворона» и ласково дул на бабочек, сидящих на его сером манипуляторе.

Первым насытился витязь. Он оперся спиной о валун и, разглядывая робота, спросил:

– Ты что безобразничаешь, любезный? Песни орешь по ночам. Людям спать мешаешь.

– Меня сиротка Софья попросила, я и спел.

Лучник сообразил, к чему этот вопрос витязя и включился в «наезд».

– Сиротка, говоришь. А другие сиротки проснулись и плакали.

– Да-да! – немедленно поддержал гибби – навзрыд!

– И что с тобой делать? Вроде не злой еще, – оценил робота витязь.

– Что ты, милый робот, делал у разбойника всю ночь? – задала свой вопрос и жрица, доев пряник – он не мог уснуть из-за тебя.

Робот обвел всю группу взглядом. В его каменных глазах невозможно было прочитать никаких эмоций. Наконец он сказал:

– Какой разбойник? Прошка, что ли? Так он ограбить вдову хотел. У той в погребах старое сокровище джунов припрятано. А Прошка шибко любопытный ко всяким сокровищам.

– Что еще за сокровища? – немедленно спросил гибби.

– Маска джунов. Вот – сказал робот и протянул витязю странную вещь.

Маска была не маска, а скорее шлем с закрытым забралом и двумя алмазами в височной части.

– Хм, – сказал ФинистВореве и, встав в полный рост, надел маску на голову. Он взглянул на бойцов, чтобы они оценили, как сидит «добыча».

Что-то было не так. Вся группа смотрела на витязя как-то иначе. Со страхом и ненавистью.

– Мерзавец! – заорал лучник.

– Бей его!!! – воскликнули гибби.

Жрица, подхватив посох, навесила щит на лучника.

– Э-э… – только и успел сказать витязь, едва увернувшись от зубов белки. Стрела с токсином скользнула по латам, вторая вонзилась в плечо, застряв в сочленениях доспехов.

Выволакивая двуручный меч, витязь только успел подумать: «Этот Спятивший тут самый разумный».

Гибби попытался достать витязя кастетом, но получил удар эфесом в пушистую мордочку, а затем финальный добивающий выпад успокоил росток навсегда. С лучником и жрицей пришлось повозиться. Но едва щиты у обоих упали, витязь ослепил их вспышкой и прикончил финальным росчерком клинка.

С минуту он наблюдал, как недавние однопартийцы испускают последний вздох. Затем витязь воззрился на робота.

– Что это за чертовщина? Ты их натравил на меня?

– Нет. Ты сам. После того, как ты надел маску – ты стал джуном. Самым коренным жителем Сарнаута. А аборигенов, к сожалению, ненавидят все.

Витязь попытался снять маску, но тщетно. Она словно срослась с кожей.

– Не надо. Ни в Новоград, ни в Око без боя тебе не зайти. Добро пожаловать на Родину, джун.

вестниктворчество игроков