Глава 5 Испытание ненавистью. Ч. 7

Творчество игроков25.12.20231 просмотровДраккан

Начало истории можно прочитать здесь.

Часть 7. «Кишкодёр»

В битве против нескольких противников основным способом достижения победы является лишение их возможности действовать согласованно. Поэтому дожидаться нападения Алёна не стала, попытавшись перехватить инициативу с самого начала схватки. Чтобы навязать противникам свой рисунок боя и в конечном итоге одержать над ними верх.

Воительница уже убедилась в том, что свалить громилу одним ударом не выйдет. Значит, придётся нанести несколько, желательно максимально быстро и с минимальными усилиями. Наблюдающий за схваткой вожак не обещал, что останется простым зрителем до конца. Такие любят бить в спину, вступая в бой в самый неожиданный и неподходящий для жертвы момент.

Громила, метнувший в девушку вилы, когда она поднималась по лестнице, обзавёлся несколько необычным оружием, подобием копья. Для его создания понадобилось острие косы, насаженное на древко так, чтобы оно смотрело вперёд, а не вбок. Колоть таким «копьём» было, конечно, не совсем удобно, а вот рубить – самое милое дело. Второй гигант, как уже было отмечено, был вооружён топором на длинной рукоятке. Сама Алёна держала в руках тяжёлый молот. Вот только рукоять у него была довольно короткая, отчего радиус атаки был весьма мал. В общем, учитывая обстоятельства, преимущество и в этом аспекте находилось на стороне бандитов.

Алёна ринулась на противника с копьём, подняв молот для удара. Но в последнее мгновение, когда тот уже был готов пырнуть наглую девицу, сменила направление движения, атаковав второго громилу. Тот готовился напасть исподтишка, пока девушка будет связана боем с товарищем. К тому, что именно ему придётся сражаться с ней лицом к лицу, он готов не был. Громила, как и ожидала воительница, не отличался особым умом и сообразительностью, отчего впал на мгновение в некий ступор, пытаясь сообразить, как ему действовать. Девушка воспользовалась заминкой в полной мере. Пригнувшись, чтобы пропустить летящий в голову топор, Алёна сблизилась с противником вплотную, а затем ударила молотом. Она не целила в голову или корпус. Нет, её целью было колено врага.

Этому её тоже учили. Какими бы мышцами ты ни обладал, накачать суставы невозможно. Они в любом случае останутся уязвимым местом. Конечно, будь её противник витязем, барьеры приняли бы на себя удар, но…

Оголовье молота попало точно в цель, сбоку. Раздался противный хруст, нога подломилась, отчего громила неуклюже упал на пол, роняя топор. Раззявленный рот изверг из себя пронзительный, неожиданно тонкий вопль. Бедняга схватился обеими руками за раненую ногу, полностью забыв о том, что недавно хотел кому-то причинить вред. Для него реальность схлопнулась, уменьшившись до размеров собственного тела. Точнее, той его части, что сейчас излучала океаны боли, которые захлестывали паникующий разум.

Порадоваться успеху Алёна не успела. Оставленный ею за спиной бандит рубанул своим копьём, подсекая ноги. Девушка отреагировала инстинктивно, подпрыгнув и пропустив острое лезвие под собой. После чего развернулась к оставшемуся противнику, выстраивая в голове план схватки.

Правда, эти размышления пришлось тут же оборвать, потому как гигант, при всех своих впечатляющих размерах, оказался невероятно подвижным и ловким. Коса-копьё рубила во всех направлениях, не давая даже мгновения передышки. Алёна только и успевала, что уклоняться и отступать. Противник не давал возможности остановиться и перейти в контратаку. Более того, громила обладал нешуточной выносливостью, не выказывая ни малейших признаков усталости, проводя эти все выкрутасы.

Алёна начала отступать к стене, пятясь спиной и переходя в глухую оборону. Внешне всё смотрелось так, будто наглая девица вот-вот ошибётся и пропустит удар. Противник ожидаемо «клюнул», усилив натиск. Коса так и свистела, сверху, снизу, по диагонали. Воительница пару раз отбивала удары в последний миг, неуклюже подставляя молот. Наконец, она упёрлась в доски. Отступать дальше было некуда. Громила торжествующе заревел, разрубая воздух и целя заточенным краем лезвия в область шеи. Он явно собирался отрубить противнице голову, чтобы закончить схватку эффектно и кроваво.

Алёна поднырнула, пропуская лезвие над собой. На самом деле это была ожидаемая с её стороны реакция. Громила собирался нанести удар по нагнувшейся девушке древком, просто продолжив замах, изменяя лишь его направление. Вот только воительница опередила его, начав реализацию давно задуманного трюка. Во-первых, она перехватила древко и с силой дёрнула на себя. В результате острие косы, которое должно было пройти рядом со стеной, изменило траекторию и глубоко вонзилось в деревянные доски! Коса застряла, причём намертво. Вытащить её, конечно, можно, но на это потребуется время. Которого девушка своему противнику, естественно, предоставлять не собиралась.

Во-вторых, одновременно с рывком косы сама Алёна прыгнула навстречу врагу, слегка потерявшему равновесие. В результате, врезавшись в громилу живым тараном, девушка смогла покачнуть последнего, заставив отступить на шаг, выпуская оружие из рук.

Теперь оставалось только добить обезоруженного врага. Уже предвкушая победу, девушка скользнула в сторону, обходя громилу по дуге. Его опасность в глазах воительницы упала до минимальной, что сыграло дурную шутку. Широкоплечий бандит вовсе не стал беспомощной жертвой, лишившись оружия. Более того, его охватила ярость, придавшая ему ещё больше сил сверх тех, что у него и так имелись в избытке. Огромные пальцы сжались в кулак, и он просто махнул рукой в сторону. Уклониться не ожидавшая ничего подобного Алёна не успела. Кулак врезался в левую руку, сбивая с ног и отшвыривая девушку в сторону. Пролетев несколько шагов, воительница тяжело рухнула на пол, едва не выпустив молот из рук. От боли и обиды из глаз брызнули слезы, с губ сорвался невольный стон. Громила в ответ одобрительно рыкнул.

Бандит даже не стал вытаскивать застрявшую косу. Да и к чему оружие, когда он может просто раздавить наглую козявку просто голыми руками? Расставив руки, громила направился к стонущей девушке. Ему нужно пройти всего два шага, наклониться, сжать тонкую шею пальцами и… Как же легко хрустнут позвонки, как легко из тела девицы уйдёт жизнь! А затем можно будет помочь приятелю.

Боль от пропущенного удара была сильной, но не запредельной. За то, что все рёбра остались целыми, нужно было благодарить барьеры, поглотившие значительную часть урона. Часть его ещё дойдёт до тела, но случится это лишь через несколько секунд. Время, которым нужно воспользоваться с максимальной эффективностью.

Громиле осталось сделать шаг, когда беспомощно валяющаяся девушка одним прыжком вскочила на ноги. На широком лице бандита отразилось недоумение тем фактом, что после его удара эта нахалка ещё способна двигаться. А в следующий миг маленький кулачок врезался ему прямо в нос. Пожалуй, обычная девушка на месте Алёны сумела бы только расквасить его, пустив кровь и только раззадорив громилу. Но воительница не была простой смертной. Её удар был усилен волной света, прокатившейся по телу, перешедшей в руку и выплеснувшейся через костяшки пальцев. Значительная доля поглощённого барьерами импульса дополнила удар голой рукой.

Кости и хрящи носа разлетелись осколками. Настоящая болевая бомба взорвалась в голове громилы, отчего он на несколько секунд совершенно выпал из реальности. Громила замер на месте, закрывая ладонями лицо. Кровь ручьями текла между пальцев, свидетельствуя о том, что нос разбит просто всмятку. Алёна шагнула чуть в сторону и затем, размахнувшись, без всякой жалости, опустила оголовье молота прямо на затылок противника. Тупой стук – и безжизненное тело рухнуло на пол. Схватка закончилась полной и безоговорочной победой воительницы.

Негромкие аплодисменты привлекли внимание Алёны. Девушка повернула голову и обнаружила, что хлопает в ладоши тот самый вожак вожак. Судя по довольной улыбке на лице, он ничуть не опечалился поражению своих подчинённых. Даже тот факт, что один из телохранителей мёртв, не вызвал ни малейшего гнева или злости. Наоборот, он явно был доволен исходом!

-Какое отличное представление! Неожиданно, неожиданно. Впрочем, стоило догадаться, что ты не такая уж простушка, раз тебя взяли в здешний гарнизон.

Алёна не стала разубеждать мужчину, объясняя причины, по которым она оказалась на территории тюремного аллода. Она только хмыкнула, поудобнее перехватывая рукоять молота. Девушка понимала, что вожак не отдаст пленников добровольно. Что ж, одним трупом больше, одним меньше…

«Лучше больше…»

— Значит, ты у нас витязь? Не думал, что в столь юном возрасте можно овладеть этими техниками. Полагаю, у тебя талант к этому делу, а? Хорошо, обещаю тебе не поддаваться.

В руках мужчины появилось два коротких клинка. Это не были какие-нибудь хозяйственные ножи с кухни. Нет, это было настоящее боевое оружие. Откуда бандит достал его, оставалось загадкой. Да и не собиралась Алёна заниматься дознанием. Девушка, не медля ни мгновения, кинулась в атаку. Чем быстрее она разберётся с последним врагом, тем быстрее спасёт подругу!

Вожак стоял на ступеньках, ожидая её. Его поза выглядела расслабленной, даже ножи он держал небрежно. Казалось, будто он приглашает к атаке. Будь Алёна в более спокойном состоянии, её бы обеспокоила подобная самоуверенность врага. Тем более, что у него на глазах воительница сейчас разобралась с двумя неслабыми громилами. Но адреналин ещё клокотал в крови, желание убивать и крушить переполняло грудь. Девушка преодолела разделяющее их расстояние за секунду и нанесла удар молотом по широкой дуге.

Молот просвистел и обрушился на ступеньку, ломая её с громким треском и хрустом. Вожак, стоящий на ней миг назад, просто-напросто испарился! Алёна не успела даже заметить движения. А вот ударившие в спину кинжалы воительница прочувствовала полностью. Барьеры вспыхнули, принимая на себя урон. Девушка рывком развернулась, махнув молотом. Вожак мягким, тигриным движением скользнул назад, уйдя от удара. Он был быстрым, невероятно быстрым! И ловким, что только увеличивало его опасность.

— Значит, на спине тоже барьер? Как интересно… - протянул он ровным, деловым тоном. – Где же у тебя уязвимое место?

Алёна почувствовала холодный ветерок, коснувшийся затылка. Противник знал о витязях! И ему было известно, что барьеры не закрывают тело воина целиком! Это открытие стало крайне неприятным. Стоило, наверное, остановиться, подумать, но возбуждение толкало вперёд, заставляя действовать прямо здесь, прямо сейчас.

Воительница рванулась, размахивая молотом. Оружие выписывало петли и восьмёрки, пытаясь поймать юркую цель. Но вожак ускользал и уклонялся. Причём делал это с деланной ленцой, словно бы небрежно и играючи. Такое ярко выраженное пренебрежение к ней распаляло Алёну ещё больше.

Очередной замах – и молот пролетает буквально в волоске от ненавистного врага. Но теперь стоимость этого промаха возросла многократно. Потому как бандит сам перешёл в атаку. Его движение было быстрым, но вместе с тем плавным и текучим. Для неискушённого зрителя даже, наверное, показалось бы, что тот перемещается и наносит удары слишком медленно, но это было лишь иллюзией, обманом восприятия.

Грудь и живот обожгло, как кипятком. Барьеры вспыхнули, принимая на себя с десяток практически одновременно нанесённых ударов. Ответить девушка не успела, потому как боец отпрыгнул назад и остановился. Взгляд его оценивающе скользил по фигуре девушки, застывшей в боевой позе.

-Интересно, - пробормотал он, покачав головой. – И здесь нет…

Алёне было не до шуток. Поглощённый барьерами урон требовал выхода. Вот только способа сделать это она не видела. Пришлось пойти на крайнюю меру. Воительница на миг напрягла мышцы, активируя «схлопывание барьеров». Она знала, что будет больно, но всё равно не смогла сдержать стона. Её противник довольно усмехнулся. Взгляд его остановился на животе, где проступила кровь из открывшихся ран. Они не были глубокими, но кровотечение само, без медицинской помощи, не остановится. Тем более, если продолжать активно двигаться. А значит, кровопотеря в самое ближайшее время сделает девушку ещё более слабой.

Алёна это тоже понимала. Но выхода из той ловушки, где она оказалась, её разум не находил. Против такого опытного бойца, каким оказался этот лысый убийца, нужно выходить в полном доспехе, отдохнувшим и настроившимся на смертельный бой. А вовсе не в рваной рубахе и с дурацким молотком в руках! Обида и горечь вспыхнули в сердце. Миг жалости к себе мелькнул и пропал. Ярость воспламенилась в крови, словно кузнечный горн, куда вдули новую порцию свежего воздуха. Ярость стала настолько огромной и всеобъемлющей, что вытеснила все остальные эмоции. Да что там эмоции, даже мысли исчезли без следа! Алёна превратилась в дикого хищного зверя, загнанного в ловушку и жаждущего только одного – разорвать ненавистного врага на куски. Схватить за горло, разорвать и пить горячую кровь, пока последние капли жизни не вытекут из тела!

Сила витязя кроется вовсе не в его мышцах или костях. Не в некой магической мане, которую концентрируют в себе маги и волшебники, творя заклинания. Сила витязя корнями уходит в эмоции, а если быть более точным – то в гнев. Именно гнев «выталкивает» витязя за пределы привычных физических способностей. Но для того, чтобы этот «толчок» случился, требуется и переживание воистину нечеловеческой мощи. Именно такой приступ и случился сейчас с Алёной.

Первым признаком стало изменение внешности. Растрёпанные рыжие волосы приподнялись, словно бы наэлектризованные, становясь в чём-то похожими на львиную гриву. Или на обжигающее и испепеляющее пламя. Впрочем, языки пламени на самом деле появились. Барьеры, обычно невидимые глазу, стали заметны, по телу то тут, то там, начали быстро проскальзывать огненные проблески. Заметивший их мужчина насторожился. Ни о чём подобном ему раньше слышать не приходилось, поэтому он решил не форсировать события, повременить с очередным нападением. Как оказалось, это было с его стороны самым правильным поступком.

Потому как вторая перемена крылась глубже. Ярость переплавилась в силу, вырвавшую хрупкую девушку за пределы человеческой нормальности. Сердце, и без того работающее в ритме сумасшедшего дятла, ускорилось ещё сильнее. Хотя для самой Алёны всё выглядело совершенно наоборот. Для неё окружающий мир замедлился, будто всё вокруг оказалось в одно мгновение залито медовой патокой.

Девушка шагнула к врагу. В голове царила звенящая пустота. Никаких планов, только чистое желание убивать. Но вместе с тем, Алёна не стала совсем уж диким и безумным зверем. Вколоченные упорными тренировками навыки боя остались с ней, выйдя, правда, на уровень инстинктивных реакций.

Противник сместился влево. Ещё минуту назад это его движение стало бы для воительницы быстрым, почти незаметным. Сейчас же Алёна могла в мельчайших деталях проследить каждое сокращение мышц. Более того, она не просто стала способна уследить за движениями врага, обострившиеся чувства позволяли ей предсказывать его манёвры!

Ещё шаг. Расстояние, достаточное для удара. Молот поднимается выше, над головой. Противник меняет направление, пытаясь отступить, разорвать дистанцию. Но Алёна «встраивается» в это движение, будто сухой листок, подхваченный бурным течением весеннего ручейка. Её стопа скользит по полу, выводя тело на идеальную дистанцию. Молот опускается. Неотвратимо и неизбежно, как сама Судьба.

И всё же она промахнулась. В самый последний момент вожак извернулся, пропуская молот мимо себя. Алёна, понявшая, что атака не прошла, молниеносно перестроилась. Кисть руки вывернулась, меняя траекторию удара. В обычном состоянии она бы себе просто вывернула руку или даже разорвала связки, настолько большие были перегрузки во время этого действия. Но для неё нынешней, ставшей живым воплощением ярости, такой трюк удался почти играючи, без особого труда.

Молот, окутанный языками призрачного пламени, врезался в грудь с правой стороны. Алёна услышала хруст ломающихся рёбер и испытала непередаваемое чувство. Восторг, эйфория – какие бедные слова, не способные передать и сотой доли той волны, что накрыла её с головой. И вместе с тем, воительница не утратила ясности сознания, продолжая двигаться и атаковать в немыслимом темпе.

Роли поменялись. Теперь Алёна наступала и наносила удары, заставляя противника пятиться и уворачиваться. Её молот с шипением разрубал воздух, стремясь коснуться желанной плоти врага. Ему это даже несколько раз удалось. Правда, несмотря на полученные раны, скорость вожака ничуть не уменьшилась. Да и двигался он всё с той же грацией и ловкостью.

Два бойца, больше похожие на мечущиеся тени, перемещались по полю боя, попутно разнося в щепки немногочисленные предметы интерьера. Ураган перемещался из одного угла в другой, изредка смещаясь к центру. Это продолжалось довольно долго. Пока один из бойцов не допустил фатальную ошибку. Лежащий на полу «подранок», охромевший на одну ногу, внезапно выбросил в сторону руку, цепко хватаясь за одну из теней, что промелькнула мимо. Его пальцы сжались на лодыжке воительницы, едва не сломав кости. Алёна, не ожидавшая подобного коварства, споткнулась. Она сумела вырваться, но на краткий миг её отточенная, идеальная траектория движения оказалась нарушена. Вожак воспользовался этим мгновением, ударив кинжалами в безумной попытке переломить ход схватки. Лезвия ножей прошли через ткань штанов, глубоко вонзившись в левое бедро. Алёна взревела, едва не теряя сознание от боли. Широкий взмах молота, сделанный почти машинально, попал в голову бандиту, отбрасывая его прочь. Но сама девушка простояла на ногах едва ли дольше удара сердца. Ноги подкосились, молот выпал из пальцев. Алёна осела на пол, прижимая ладони к глубоким ранам на бедре. Противнику всё же удалось найти уязвимую точку. Более того, один из кинжалов явно зацепил артерию, отчего кровь неудержимо пробивалась сквозь пальцы, вытекая наружу и заливая собой пол вокруг.

Устроивший подлянку бандит со сломанной ногой потерял сознание, получив болевой шок от резкого движения. Но это уже ничего не меняло. Потому как Алёна проиграла. С такой раной сражаться никак нельзя. Оставалась надежда, что её ответный удар молотом достиг цели. И в первые несколько секунд именно так и казалось. Девушка уже начала искать взглядом ремень или что-то подобное, чтобы перетянуть ногу и остановить хлещущую кровь. А затем вожак шевельнулся. Медленно поднял голову, а затем начал подниматься на ноги. Выглядел бандит жутко. Всю правую сторону лица заливала кровь из разбитой головы. Но он вставал! И взгляд его, полыхающий ненавистью, был устремлён прямо на сидящую Алёну.

Воительница не боялась. Она понимала, что поражение уже неизбежно. Но у неё оставался ещё один, последний, шанс. Когда враг приблизится, чтобы добить её, отпустить рану и нанести свой контрудар. Если удача улыбнётся, она сможет забрать гада с собой в могилу.

«Хороший конец истории. Мстительница, которая так никому и не отомстила. Умру на заброшенной мельнице и никто не узнает, не прольёт слезу…»

Вожак, пошатываясь, встал на ноги. Ему явно сильно досталось, но он был полон решимости расправиться с Алёной. У него в руках остался один из кинжалов. Учитывая, что барьеров воительница больше не удерживала в силу ослабления от потери крови, этого оружия будет более, чем достаточно.

-Ты… сдохнешь… - прохрипел он, делая шаг к девушке.

Сердце сжалось от мгновенного укола страха. Какой бы смелой и бесстрашной она себе не казалась, смерть была для Алёны чем-то лишним, ненужным в её жизни. Казалось диким, что она сейчас умрёт. Исчезнет окончательно и бесповоротно. Однако, внешне этот миг слабости никак не проявился. Девушка молча сидела, глядя прямо в глаза своему убийце. Тот же, толкаемый ненавистью, шагнул снова. И внезапно вздрогнул, будто услышал громкий звук. На лице его, покрытом кровью, отразилось искреннее удивление. А ещё через миг он покачнулся, и упал навзничь. Из спины торчал небольшой метательный топорик. Он глубоко вошёл в тело, прямо между лопаток. Алёна перевела взгляд на лестницу и обнаружила того, что метнул оружие и спас таким образом ей жизнь.

На ступеньках стоял огромный орк. Огромный! Он был выше любого человека, известного Алёне, как минимум на голову и раза в полтора шире в плечах. Причём вся эта масса состояла из мышц. Никакого жира, никакого животика от переедания. Чистый хищник, готовый в любой момент вступить в схватку хоть с диким тигром. И выйти из неё победителем! Ошеломлённая девушка перевела взгляд на руки громилы и…

Ненависть. Начиная бой с вожаком бандитов, она думала, что достигла пика этой эмоции, сумела подняться на вершину. Но теперь те переживания показались бы ей жалкой копией, бледной пародией на настоящие чувства. Мир вокруг вообще исчез, остался только этот орк, окутанный багровой дымкой. Боль, усталость, страхи – всё стёрлось. Осталась одна только чистая, ничем не замутнённая ненависть.

У орка не было руки. Грубый обрубок, замотанный грязной тряпицей. Взгляд девушки, поднявшийся к грубо слепленной морде орка, немедленно подтвердил догадку. Это был он. Тот самый орк, которого она видела с окровавленным топором в руках на крыльце деревенского дома. Он был тем самым! Перед ней стоял Кишкодёр!

Это было слишком. Объект мщения находился рядом, буквально на расстоянии вытянутой руки. А она сидела перед ним, ещё более беспомощная, чем тогда, в детстве. К чему все её навыки, все таланты? Чего стоят годы, потраченные на тренировки? Всё пошло прахом из-за проклятого бандита! Всего один пропущенный удар превратил грозную машину убийства в слабого человека, только и способного, что встретить смерть.

-Чего стоишь? Убей меня! – выкрикнула Алёна в лицо своему заклятому врагу. – Не тяни! Убей!

Морда орка скривилась. Рот приоткрылся, обнажив ряды жёлтых клыков. Смотрелось это жутко, даже мурашки побежали по телу. Однако, как оказалось, таким образом орк всего лишь выказал своё удивление.

-Убить. Зачем. Спас тебя. Не понимаю.

Интонации в голосе орка, больше всего похожем на грохотание падающих с горы камней, а не на членораздельную речь, просто-напросто отсутствовали. Даже о том, что он задал вопрос, приходилось догадываться. Судя по всему, грубые связки орка просто не были предназначены, чтобы произносить слова всеобщего языка.

-Ты же только это и можешь! – выкрикнула в ответ воительница. – Убивать слабых и беззащитных! Я не могу сражаться сейчас! Убей меня! Или я…

Дальнейшие слова застряли в горле, дыхание пресеклось от переполняющей девушку ярости. Она смотрела на орка сквозь льющиеся из глаз слёзы. У неё даже мелькнула мысль просто убрать руки и позволить себе истечь кровью. Это может быть засчитано как добровольный уход из жизни. Ведь тогда она победит? Не даст проклятому монстру насладиться зрелищем её мучений? Или нет?

-Алёна! Ты жива! Слава Покровителям!

Откуда-то из багровой тьмы, укрывающей мир, появилась Катерина. Блондинка опустилась рядом с ней на колени, заглядывая в лицо. Ей понадобилась почти минута, чтобы вырвать подругу из плена ненависти и достучаться до разума. Увидев, что взгляд рыжеволосой немного прояснился, юная журналистка тут же затараторила:

-Ты ранена? Чем тебе помочь?

Алёна потрясла головой, пытаясь сообразить, о чём толкует блондинка. Она снова посмотрела на орка, но тот совсем забыла о присутствии рыжеволосой фурии. В данный момент он подобрал топор и примеривал его к руке, размахивая им, рубя воздух. Почему-то факт присутствия рядом вооружённого монстра ничуть не беспокоил Катерину. И это было очень странно.

-Тебе надо бежать, - тихо прошептала Алёна.

-Бежать? Зачем?

Воительница указала взглядом на орка, пытаясь передать глупой блондинке сообщение мыслями. Получилось, наверное, не очень хорошо. Потому как Катерина ничуть не испугалась. Более того, на перепачканном грязью прелестном личике появилась улыбка.

-Ты о нём переживаешь? Не волнуйся, он на нашей стороне.

Изумление было настолько сильным, что сумело даже притушить пламя ненависти, пожирающее сердце.

-Он спас меня от этого чудовища.

Катерина указала пальчиком на лежащего вожака.

-Этот… Этот бандит хотел надругаться надо мной, но он вступился. За что и поплатился. Этот гад оглушил его и связал. Когда началась драка внизу, я развязала его и попросила помочь тебе. Он же спас тебе жизнь! Ты что, совсем ничего не помнишь? Тебя по голове ударили?

-Это он! Кишкодёр! – воскликнула воительница.

Этот крик лишил её последних сил. Алёна почувствовала, как потолок падает на неё, а потом сознание полностью погасло.

Возвращение было почти приятным. Во-первых, она лежала на чём-то мягком и была укрыта одеялом, отчего чувствовала себя расслабленной. Во-вторых, нога была туго забинтована и почти не болела. По крайней мере, не болела, пока Алёна не попыталась шевельнуться. Вот тут уж дремлющая рана показала себя во всей красе. Взрыв боли оказался настолько сильным, что девушка не смогла сдержать стон.

-Ты очнулась? – немедленно раздался голос Катерины. – Как же я рада!

Через мгновение её красивое обеспокоенное личико нависло над лежащей воительницей. В голубых глазах бурлили самые разные чувства, среди которых Алёна совершенно точно разглядела жалость. Эта глупая блондинка жалела её! Нет, это уже ни в какие ворота не лезет! Алёна попыталась подняться, но маленькая ладошка, опустившаяся на грудь, легко остановила этот порыв. Сил сопротивляться даже такой слабой девчонке у воительницы не было. Она была вычерпана до дна, не осталось даже крохотной капли.

-Подожди, тебе нельзя вставать. Киш сказал, что на тебе всё быстро заживает, но нужно какое-то время полежать. И хорошо кушать. Подожди, я сейчас!

Лицо Катерины исчезло, а затем через несколько секунд вернулось. Ноздрей коснулся аромат горячей мясной похлёбки. Желудок, почуявший еду, немедленно громко заурчал, напоминая о себе. Хотя Алёна и сама не стала бы отказываться от плотного обеда.

Правда, сам процесс приёма пищи оказался несколько унизительным. Алёна просто открывала рот, а юная журналистка вливала в него горячий бульон ложка за ложкой. Одновременно продолжая болтать, посвящая подругу в те события, которые она пропустила, валяясь в беспамятстве. На самом деле, за эту болтовню Алёна была благодарна блондинке. Это отвлекало от собственной беспомощности, да и в целом позволяло несколько разобраться в обстановке.

-Киш… Я этого орка твоего, Кишкодёра, так назвала. А то как-то жутковато звучит – Кишкодёр. Он не против, я спросила. Так вот, он за меня вступился, представляешь? Этот мерзавец, который был у бандитов главным, хотел надо мной надругаться…

На этом месте Катерина замолчала, явно заново переживая случившееся. От того, что нарисовало Алёне воображение, стало совсем жутко. Пальцы сами собой сжались в кулаки. Она не смогла спасти девчонку! А ведь хвасталась, что самая сильная!

-В общем, они подрались. Этот мерзавец ударил Киша по голове, а потом связал. Я совершенно была в ужасе, даже убежать не могла, ноги от страха не держали. Полный ужас! В общем, потом появилась ты и… А тебе правда надо убить Киша?

Вопрос прозвучал так неожиданно, что Алёна не сразу поняла его смысл. Когда же до неё дошло, то воительница сжала губы и пристально посмотрела на подругу. Блондинка, увидев стальной отблеск в карих глазах, громко вздохнула и продолжила рассказ:

-Короче, он и правда водился с пиратами. Давно, правда. Потом он с ними разругался. Сказал, что те творили «слишком большое зло». Кстати, Киш пытался свергнуть вожака, какого-то жуткого некроманта, но не смог. Тот ему руку отрубил и выбросил на каком-то аллоде помирать. Но Киш выжил. Стал наёмником, сражался за деньги. Пока его не поймали и не посадили сюда.

-Где он?

Алёна только сейчас сообразила, что орка рядом нет. Как, впрочем, и двух новых знакомых. Они были с Катериной наедине.

-Ушёл на охоту, - безмятежно отозвалась блондинка. – Надо же тебя кормить, да и ребята тоже проголодались.

-Он же может…

-Предать? Убить? Да если бы он хотел, то легко сделал бы это раньше. К чему тянуть? Нет, Киш хороший. Почти хороший…

Тут журналистка смущённо замолчала. Выдержав паузу, Катерина заговорила уже более спокойным голосом, словно добрая мамочка, пытающаяся успокоить готового расплакаться ребёнка:

-Он спас меня. И тебя тоже, если честно. Это Киш тебе ногу перевязал. И кролика он добыл.

-Кишкодёр убил моих друзей! Он сжёг мою деревню!

-Хорошо-хорошо! Я вовсе не говорю, что он такой весь белый и пушистый зайка. Просто… Просто, может, ты поговоришь с ним? И простишь?

Воительница просто закрыла глаза, не собираясь продолжать этот глупый разговор. Катерина ещё раз вздохнула и, поднявшись, ушла из области видимости. Алёна же, полежав некоторое время, просто провалилась в глубокий, оздоравливающий сон.

Проснувшись, девушка почувствовала себя более бодрой и… сильной. Она попыталась приподняться и у неё получилось. Приняв сидячее положение, девушка довольно улыбнулась и осмотрелась. Она находилась в крохотной комнатке, ложем для неё выступала охапка сена, а в качестве одеяла выступала старая медвежья шкура. В комнатке не было никакой мебели. Только пол, стены и потолок. Да ещё и небольшая дверь. Из-за которой в данный момент доносились голоса.

Наверное, стоило бы подать голос, чтобы кто-нибудь проведал её, принёс похлёбки. Странное дело, но после сна снова очень хотелось есть. Однако, сделать это Алёна не успела. Послышались тяжёлые шаги, а затем дверь отворилась, пропуская огромную фигуру. Кишкодёр сам пришёл к ней. От нахлынувшей ненависти потемнело в глазах. Орк закрыл за собой дверь и, сделав шаг, резко опустился, присев на корточки. В огромной его ручище находилась тарелка, кажущаяся совсем крохотной. На ней лежал приличных размеров кусок жареного мяса. Одуряющий запах вытеснил мысли о мести, переключив внимание воительницы на более насущные проблемы.

-Есть. Надо. Силу даёт, - прогрохотал орк.

Поколебавшись, Алёна всё же взяла тарелку. Та показалась ей очень тяжёлой, пришлось даже поставить её на колени. Впившись зубами в кусок горячего мяса, девушка принялась жадно поглощать его, практически не жуя. Орк некоторое время наблюдал за этим, а затем снова заговорил:

-Хорошо. Сильный воин. Поможешь мне.

-С какой стати? Я собираюсь убить тебя! – с вызовом ответила воительница.

Странное дело, но страха девушка не испытывала. Возможно, дело было в словах подруги, отложившихся в памяти. Действительно, будь у орка желание убить их, он мог бы сделать это давным-давно.

-Убьёшь. Потом. Сначала убьём некроманта.

Алёна замерла, от неожиданности даже перестав жевать. Орк, не обращая на это внимание, продолжил, медленно и с трудом подбирая слова:

-Живёт здесь. Надо убить. Некромант. Учитель Шипа.

-Какого ещё Шипа?

Кишкодёр посмотрел на неё. На этот раз Алёна смогла понять, что на его морде застыло выражение удивления. Наконец, он сумел облечь его в слова:

-Шип Погибели. Некромант. Сжёг деревню. Катерина сказала. Зэм. Шип Погибели имя.

«Шип Погибели? Так вот какое имя у моего врага!»

-Где он сейчас?

-Шип. Не знаю. Учитель здесь. Его убить надо. Зло. Большое зло.

Алёна нахмурилась. Убивать непонятных стариков, даже злых, ей не очень-то и хотелось.

-Зачем мне это? Твой старик мне ничего не сделал.

Орк зарычал, а потом ответил:

-Помоги. Убить его. Потом скажу. Шип где.

Воительница поразмыслила, а затем, громко фыркнув, проговорила:

-Договорились. Я помогаю тебе убить старика, а потом ты скажешь, как найти Шипа.

Орк поднялся на ноги, буравя девушку своими маленькими глазками.

-Отдых. Завтра пойдём.

После чего вышел из комнаты, оставив Алёну наедине с обрушившейся на неё информацией. Месть из далёкой и почти невозможной обрела плоть. Теперь она знала, как зовут её главного врага. Шип Погибели.

-Готовься, - прошептали губы. – Я иду за тобой, проклятый некромант!

Проект: Аллоды Онлайн — Автор : Драккан

вестниктворчество игроков